Tbilisi Portal

RussianEnglishGeorgian

Психушка - 3

Автор: Administrator 16.04.2015 23:22
Оценить
(1 голос)

Избиение.

На следующий день, с утра Роман был как на иголках, все подмывало с кем-то поделиться из группы про Нино, но осознание того, что студенты устроятся перед окном Нино палаты, как в партере театра, стараясь вызвать на бис бедную девушку, приводило его в ужас и удерживало от такого опрометчивого шага..
Сегодня шел к Нино с решимостью выяснить, что же произошло с ней, как она оказалась в сумасшедшем доме, будучи в здравом уме, а в этом он уже не сомневался, сопоставив увиденное и услышанное, за два коротких по времени общения.
Все произошедшее за два дня, как я пошел набережной, мимо психиатрической больницы, стало казаться каким-то неправдоподобным сном. «Направо пойдешь – в метро попадешь, налево пойдешь – в кошмар обретешь», а вдруг я в тот раз пошел бы – «направо» в метро? Что Нино бы не существовала? Или так же и не мылась, и не причесывалась? Или то, что прошел случайно мимо – Нино стала нормальной? И вообще что с ней на самом деле – болезнь, случайность, преступление? И какая тут моя роль? Зачем случай свел нас? На её счастье или мое несчастье? Кому и зачем это нужно? Вопросы, вопросы, вопросы.
Какой-то хичкоковский сценарий, который разыгрывается почему-то конкретно для меня – случайного прохожего. Маловероятное стечение случайностей, которое только подтверждали отсутствие закономерности – просто удивляли. Что самое поразительное и невероятное, это то, что все происходило с девушкой поразительной красоты, а будь Нино уродлива, что было бы тогда? Поражали два момента, первое – приставленный цербер в лице старушки «одуванчика» и второе, что вообще уже ни в какие ворота – как бы бесхозность девушки. Ну не с Марса же она прилетела, где остались все её родные, близкие и друзья. У такой красавицы не могла не быть друзей, а уж отсутствие любящего мужского сердца, вообще невероятность при такой внешности. Где все они? Это, что кроме меня, случайного прохожего, на всем белом свете ей тушь для глаз не кому принести – Тут что-то не то!
Если честно, я вообще не понимал, чем эта девушка может быть каким-то образом опасна для окружающих, зачем тогда её держать в изоляции, почему нельзя её лечить дома? И опять, почему, не видно присутствия кого-то из родных, ни прямого, ни косвенного? А если принять во внимание, в каком виде была Нино, когда увидел её впервые, то точно её ни кого из близких давно не навещал. Почему ей позволяли ходить в лечебнице в таком непотребном виде и хоть это и дурдом, но какие-то порядки и правила гигиены должны же быть?! А синяки, интересно, кто их оставил, в палате, кроме Нино одна лишь старуха, ну ни она же избивает по ночам уснувшую девушку, хотя говорят, что ненормальные боли не чувствуют, ну, глаза же есть и утром синяки же обнаружатся. Дурдом, он и есть дурдом, одни вопросы, ни одного ответа.
Ну и самое главное, то мгновенное преображение Нино, после совершенно случайного мимолетного общения, будто она увидела, перед собой не меня Рому, а снизошедшего Иисуса Христа – как минимум.
Когда я подошел к окну, ожидал очередной сюрприз, Нино сидела, как и в первый раз на подоконнике, у неё был синяк под глазом и распухший нос. Вид был чудовищный. У меня закололо где-то в груди, наверное, там, где находится у людей душа. Старухи, в окне не было.
– Нино, Что с тобой? – Споткнулась на лестнице.
После всех его рассуждений, в это верилось с трудом.
– Нино, я никак не могу понять ситуацию, мне очень хочется тебе помочь, но теряюсь в этом ужасе! Расскажи мне, что с тобой? Я понимаю, что ты не в санатории, но и не в концлагере же! Скажи, как связаться с твоими родными, они же у тебя есть!
Если надо я к ним съезжу. Может что-то нужно сделать мне самому? Я же вижу, что ты не больная или уж не на столько, чтобы тебя держать тут. Почему тебя не заберут родители домой, ну хотя бы на выходные?
– Нет у меня никого!
– Как никого, ну хоть какие-то родственники есть?
Нино промолчала. Я протянул ей бумажку.
– Тут мой телефон, позвони, если что-то понадобится. Может, хочешь, я приду с мамой или бабушкой, скажем, что мы дальние родственники, придешь на выходные, искупаешься, поешь нормально, на крахмальной простыне выспишься.
Нино посмотрела, как бы сквозь меня, потухшим, пустым взглядом.
– Я устала, да и нос болит, хочу полежать.
– Нос, это ерунда, до свадьбы заживет, не нервничай, сморозил я не к месту.
– Ты мне надоел, уходи!
Было обидно, я к ней всей душой, а она меня гонит как назойливую муху.
Подошла старуха:
– Рома, иди домой, ей надо отдохнуть и вообще, тебе не стоит больше сюда приходить, это плохо для всех, для Нино особенно. Если ты еще придешь, я сообщу врачу, что ты подглядываешь.
Пока я говорил со старухой, Нино отвернулась и ушла вглубь палаты. Больше Нино не появилась. Я поговорил со старухой, но так ничего выведать и не смог. Незаслуженно обиженный, я ушел.
Сходил в кафе, поел, остыл от обиды и понял, что Нино, как и любая девушка, просто не хотела, что бы я видел её с подбитым глазом и разбитым носом. Глупая, я и не обращал внимания на нос, какой пустяк! Видимо, не стоило, про свадьбу… сглупил! Надо пойти отвлечь её, почитать стихи, что ли?
Я вернулся и тихо позвал Нино. Никто к окну не подошел, а позвал несколько раз, но с тем же результатом. Я взялся за решетку и подтянулся и когда уже почти заглянул в окно, сильный удар в ухо сбросил меня на землю. Рядом стояли два мордоворота.
– Что подглядываешь? На эту красотку дрочишь?
– Нет, пробормотал я, просто так, случайно.
– А, трамвай тут в кустах ждешь?
Второй удар пришелся в солнечное сплетение, я потерял сознание. Один из мужиков меня поднял и когда я пришел в себя, второй врезал мне по носу, потекла кровь.
– Еще раз тут тебя тут увижу, – казал ударивший – убью и рыбам на корм в Куру выброшу. Достав платок, я приложил его к носу. Пошел вон от сюда.
Перейдя через дорогу, я оперся на парапет набережной и запрокинул голову, пытаясь остановить кровь. Рубашка была забрызгана кровью, ухо звенело. Я был в бешенстве. Надо же эта старая клюшка таки пожаловалась на меня, что подглядываю. И надо же, как дураку, повиснуть на решетке окна. Конечно, били как онаниста.
От злости и обиды я скрипел зубами. Ушел, уходи, зачем вернулся? Вот и получил – поделом. Опозоренный и побитый, я решил к этой ненормальной больше не приходить. Пусть лечится! К ней как к человеку, а она меня так опозорила и унизила.

Продолжение следует.

Вы любите Париж, я вас понимаю, но узнать Париж без его кухни невозможно. Познакомьтесь - смотри тут , думаю, я не ошибся.



Роман написан лично мной.
Еще в этой категории: « Психушка - 2 Психушка - 4 »